Все понималки

Эдуард Лимонов, 22 floreal, 220 год Республики
Милицейский роман. Вторая глава, эпизод второй
Задержание Эдуарда Лимонова


Эпизод 2

Шантрапа эта употребляла свои петарды конвульсивно. То бросалась в атаку со множеством взрывов, то неожиданно стреляла одиночными, соблюдая дистанцию тишины. 
Он решил успокоиться, в конце-концов, у него будет возможность выспаться. Решив это, он открыл для себя, что в сущности давно уже спокоен. С того самого момента, как сел в автобус с милиционерами 2-го оперативного.
 
Исходя из многочисленных наблюдений над самим собой, он знал, что перед каждым выходом на арену к диким зверям за какое-то время до даты выхода в нем нарастало беспокойство. И что нарастающее беспокойство закончится как раз в момент выхода на арену, в момент столкновения с дикими зверями. Собственно, если развернуть метафору полностью, то в облегченном варианте он и его сторонники каждый раз уподоблялись первым христианам, выходившим на арену цирков Римской империи. Даже зрелищно площадь, на которую они выходят, напоминает в окружении высоких зданий эдакий котлован римского цирка.
 
Сгоняемые каждый раз милицейские легионеры оперативного полка, ОМОНа, – особых отрядов милиции, войск МВД (сторонники Деда презрительно называют их «портянками») – суть точные копии римских легионеров, ей Богу. Начальник Управления Безопасности, генерал К., ей Богу просто вылитый Понтий Пилат. Особенно когда его морщинистая шея и складки лица облечены в гражданский костюм, милицейская форма все же привязывает генерала К. ко времени.
 
Ослепительно бьют прожектора (факела) в арену. Шум, гул, милицейские в костюмах «космонавтов». Толчея, волна журналистов, сливающаяся со ступеней от входа в метро, группы граждан там и сям, жестикулирующие, пытающиеся кричать, к ним бегут легионеры,… превращаясь в диких зверей, кидающихся на первых христиан.
 
Два года назад они и в самом деле были дикие. С перекошенными злобой лицами. Дед отчетливо помнил тот ослепительный январский день два года назад, когда он впервые вышел со своими сторонниками на эту площадь. Милицейские войска и оперативники уже и не ждали их. А он вышел со стороны 2-й Брестской улицы и прошествовал к памятнику. Стал там в окружении группы первых христиан. И уже бежали к нему вперемешку теле- и фотожурналисты, омоновцы, опера в парках, космонавты, все рода войск, видны были подошвы взметаемых их сапог, весь этот вихрь несся на него и кучку христиан. Они не давались и вступили в безмолвное пассивное противоборство, ударить людей цезаря было нельзя, но можно было не дать им вырвать из группы христиан их знамя, его, Деда.
 
Сколько людей лежало на нем, было не сосчитать. Он кричал: «Не задавите меня, легче!» Существуют фотографии, висят где-то в дебрях Интернета, где части тела Деда видны из-под барахтающихся на нем тел и зверей и его сторонников. Когда его вынули и потащили в плен, к автобусу, на нем висели шестеро зверей…
 
Дед перевернулся на своем тюремном ложе. «Да… да…», – сказал он вслух и услышал себя в пустой камере. «Да!» – передразнил он себя, – «Христиане выходили на арену один раз. А тебе приходится… ты уже сколько раз выходил? Подсчитай». Он стал загибать пальцы. Пальцы он видел, в окна било уличным городским светом и над дверью камеры горел утопленный в стену ночник. Получилось загнуть тринадцать пальцев.
 
«Тринадцать выходов к диким зверям это тебе не хухры-мухры, старый. Это нервы надо иметь. Ну ясно, публично у нас в стране еще не убивают, но, во-первых, в любой момент могут начать убивать публично, да и случайно могут затоптать, попасть ногой-рукой не туда. Инвалидом с арены запросто могут унести…». К тому же туда выходят не только милицейские легионеры. Эти, худо-бедно, но связаны какой-никакой ответственностью и дисциплиной, ориентированы на приказ. Но выходят и третьи лица. Где гарантия, что в свалке ему не пустят нож между рёбер. Дед понимал, что каждый раз выходя на арену площади, он делает шаг в неизвестность, отдается на произвол судьбы. Первые христиане выходили к зверям единожды. Требовалось мужество, но единожды. Ему приходится выходить «многажды».
 
«Вообще-то», – сказал он себе, – «признайся, старый, что к тебе всё-таки проникла тревога. Каждый раз перед выходом на арену у тебя выкручивает все твое тело, оно болит от тревоги. Это твое тело борется с инстинктом самосохранения. А когда выходишь на арену, в тот момент боль тебя тотчас отпускает.
 
Помнишь, в последней сцене «Фауста» к нему в цитадель (сквозь замочную скважину!) всё-таки проникла тревога… Тревога – наказание Старых Больших храбрых людей. Тревога проникла и к творцу Фауста Иоганну-Вольфгангу Гёте. Тема Фауста была с тобой всегда рядом. Уже в начале 80-х, найдя в библиотеке квартирной хозяйки в Париже (её звали Франсин Руссель, и она была зен-буддисткой) книгу «Steppen wolf» по-французски, ты был очарован легендой Харри Хеллера – сравнительно молодого варианта Фауста. Хеллер спасся от тревоги Херминой, богемной девушкой, завсегдатаем баров и балов… А ты, старый, спасаешься девкой Фифи. Она совсем не похожа на тебя, она «шопохолик», она смотрит телевизор!, она государственная служащая, она сумасшедшая, она встает в 05.45, как в лагере, эта девка… Но она утоляет твою тревогу».
 
При воспоминании о его девке Фифи Деду стало очень спокойно. Он даже стал посапывать Он подумал, что впереди его ждут спокойные пол-месяца за решеткой. Никто не будет просить у него денег, не будут звонить журналисты. А тем временем пройдут эти бесноватые праздники. С девкой жаль, каникулы не получились… Но мужчина обязан воевать, Фифи, это видно, уважает его за воинственность.
 
Женские юбки, как он их не любил снимать с девок, а он очень любил сдирать и юбки и трусы, никогда не могли его сбить с верного пути воина. Все будет хорошо, старый, будешь есть казенные каши. Некоторое беспокойство может быть ожидает тебя в конце этого, в полумесяц длиной, тоннеля с тараканами и каплями, а именно, как бы они не подсиропили выход отсюда?! От «них» всего можно ожидать. С подлым государством держи ухо востро, старый. Он уснул.
 
(продолжение следует)
Все статьи
о проекте editor@rusvesna.ru