Все понималки

Оргкомитет «Марша Миллионов». Воспоминания и размышления.
11 июня я побывал на оргкомитете акции «Марш Миллионов» и получил весьма интересные впечатления. Из уважения к множеству честных граждан, вышедших 12-го на акцию протеста, решил эту статью придержать. Теперь, когда «Марш Миллионов» состоялся, публикую текст.

Ощущения от оргкомитета негативные. Больше всего поразили даже не сидевшие за моей спиной Геннадий Гудков с Сергеем Пархоменко – похохатывающее зло (о Пархоменко позже), – но безразличие собравшихся к судьбе арестованных за события 6 мая граждан. Половина заседания транслировалась в Интернете, и отсутствие интереса к политзаключенным Болотной должны были отметить все заинтересованные. На закрытой половине заседания ситуация не изменилась.

Когда я написал в Твиттере, что был единственным, кто поднял на оргкомитете тему арестантов Болотной, Петр Верзилов меня опроверг. Однако, я провел на заседании три часа и за это время услышал: массу рассуждений Гудкова с Пархоменко о «провокаторах» (ими были объявлены любые граждане, надевший на голову черную маску и пр.), которых надо сдавать полиции; обсуждение вопросов «по безопасности»; споры об очередности выступлений ораторов, но не слышал слов поддержки, да даже просто заинтересованности в адрес арестованных по событиям на Болотной. Требование освободить политзаключенных не включено и в опубликованный Немцовым Манифест.

Мне известно, что Петру Верзилову небезразличны арестанты, но даже от него на оргкомитете я на эту тему не слышал ни слова. Об остальных говорить не приходится. Такое впечатление, что для самозваных «лидеров оппозиции» существуют только они сами и обыски в их квартирах, а судьба десятков активистов, которые уже отправлены или будет отправлены в тюрьму, их не волнует. Судя по всему, арестованные скопом определены Пархоменко и Гудковым в «провокаторы», при молчаливом (а иногда и не молчаливом) согласии остального оргкомитета.

Между тем, люди вышли на Болотную именно по призыву оргкомитета – Навального, Удальцова, Яшина, Немцова, Чириковой и прочих. Речь шла об отмене результатов парламентских и президентских выборов. По сути, об отстранении Путина от власти. Туда шли граждане, поверившие речам своих лидеров, граждане, настроенные весьма серьезно. Они не предполагали, что речи о демонтаже режима и походе «на Кремль» (помните, что говорил в декабре один светлоглазый оратор?) были лишь красивыми словами, постмодернистской игрой в виртуальную революцию.

Теперь лидеры Болотного протеста отказывают своим последователям в поддержке, записывая радикалов в «провокаторы» и требуя полицейского расследования события на площади, – но ведь это самое натуральное предательство! Простите за пафос, но предательство доверившегося – самый страшный грех из доступных человеку. Говорят, тех кто это сделал, ожидает ледяная пустыня, и не столь важно – наяву или в воображении. Человек, совершивший предательство, разрушает свою личность.

Если представители оргкомитета не согласны с этой оценкой, пусть четко и ясно опровергнут, выскажут свое неприятие позиции Пархоменко/Гудкова/Немцова, требующих уголовного преследования радикально настроенных 6 мая граждан. К примеру, по этому делу 10 числа был арестован мой друг, активист «Другой России» Александр Каменский, а ведь он даже не был на Болотной! Александр был задержан 6 мая на площади Революции, где был наблюдателем на акции движения «За честную власть».

Проповедь – жанр не мой, но другого человека, потому вернусь к впечатлениям от оргкомитета «Марша Миллионов».

Самые жаркие споры вызвали порядок, очередность и состав выступающих. О, эту бы энергию, да в русло демонтажа режима! Характерно, что из-за выступающих грызлись между собой не правые, не левые, но либералы.

Разобравшись между собой, оргкомитет обратил внимание на гостей. На заседание пришли молодые ребята, парень и девушка, из оккупайабаевской Ассамблеи. Ассамблея выбрала оратора на митинг, а оргкомитет вроде как обещал движению выступление. Услышав незнакомую фамилию оратора от Ассамблеи, оргкомитет, проявивший воистину государственную мудрость, отмахнулся от избранной кандидатуры, как от надоедливой мухи. Тут же, прямо на месте, оратором от движения «оккупайабай» была назначена ходившая к Абаю активистка (Алиса Образцова) из состава самого оргкомитета.

Делегаты Ассамблеи пытались объяснить, что кому выступать от имени их движения, они предпочитают решать сами, и человек уже избран голосованием, но оргкомитет, с отеческим благодушием, взирал на делегатов Ассамблеи как Центризбирком на оппозиционного кандидата. В памяти всплыла сцена из «Сказки о Тройке» Стругацких…

Переходим от общего к частному. Перед началом заседания я пообещал спикеру – Александру Рыклину – не вступать в конфликт с Сергеем Пархоменко. Я сдержался, ни разу не вступая с ним в перепалку. Однако, ведя трансляцию в Твиттере, назвал господина Пархоменко «человеком, на котором клейма ставить негде». Пархоменко это заметил. Попытку выяснить отношения я пресек, сославшись на обещание Рыклину. Однако, после того как пресса удалилась, эта возможность нам представилась.

– Как Вы можете судить обо мне, раз Вы меня не знаете! – приступил Пархоменко.
– Хотя бы на основании скандального интервью Ленте.Ру.
– Мы говорили четыре с половиной часа, мои слова были вынуты из контекста! – и если я Сергею Пархоменко просто не нравлюсь, то журналиста Ленты Илью Азара, бравшего то самое, ославившее его, интервью, Пархоменко просто ненавидит.
– Вы непорядочный человек, подлец, – завелся Пархоменко, – Я всех, включая и Вас лично, спас, буквально из гавна вытащил!

Тут я на секунду впал в транс. Меня лично Пархоменко не то что из гавна никогда не вытаскивал, видел-то впервые. Возникли сомнения в адекватности этого человека.

– Как Вы думаете, почему те, кто в курсе декабрьской ситуации, не обвиняют меня!!? Знали бы Вы, мы все тут… – здесь он прервался, но стало ясно, что декабрьский слив протеста Сергей Пархоменко осуществил с согласия и по одобрению остальных представителей оргкомитета. Мы это подозревали.
– Знаете, я только укрепился в своем мнении, – подытожил я беседу, – давайте прекратим эту дискуссию, все же я обещал не вступать с Вами в спор.

Запоминается, как известно, последнее. И напоследок имею честь сообщить вам вот что. Оргкомитет «Марша Миллионов» отказался даже рассматривать идею участия в акциях Стратегии-31. Между тем, после подписания 5 июня Путиным драконовских поправок в законодательство о митингах, право на свободу собраний в России фактически отменено. Это важнейшая сейчас проблема – свобода собраний. Значимость акций на Триумфальной вырастает.

Выборы прошли, а вместе с ними уходит и время упустившей свой шанс «Болотной» оппозиции. 12 июня – заключительный аккорд декабрьской истории, конец политического сезона. Настают иные, более суровые времена.
Играть без пополнения счета http://azart-zona.ru/besplatnye-igry/ Зона Азарта.
Все статьи
о проекте editor@rusvesna.ru