Все понималки

Нет прощения
 
Беды нашего народа можно перечислять часами. Дураки и дороги, пьянство и взяточничество, холодный климат и жестокие правители... Об этом сказано немало, но сегодня я хочу рассказать вам о другой беде России – склонности русской оппозиции прощать всё и вся. Сразу уточню: прощать СВОИМ. Чужим не прощать здесь умеют.
 
Многие сожалеют о том, что в России нет института публичной репутации. Попался человек на какой-нибудь гадости, обтек под гневом критики, и спустя недолгое время птицей фениксом вернулся к прежним занятиям и знакомством, к тем же речам. Даже авторитет его если и пострадает, то не слишком. Как будто все граждане России время от времени ныряют в реку забвения. Ей-богу, так можно и утонуть.
 
К примеру, несколько лет назад Леонид Радзиховский на «Эхе Москвы» упомянул, что ему случалось писать заказные статьи. В ответ Сергей Пархоменко на том же Эхе пафосно заклеймил Радзиховского «человеком иной (не журналистской) профессии». Скандал продержался пару недель. Леонид Радзиховский продолжает вести себя как пророк уныния, убеждая общество, что «альтернативы Путину по сути нет». Деятельность Пархоменко на ниве слива народного протеста в последние месяцы вы видели сами. Что хуже – неизвестно, но оба героя этого абзаца до сих пор вещают на радио, их слушают, и на них продолжают ссылаются как на авторитетов даже те, кто неприглядно оценил их поступки.
 
Борис Немцов – демиург, злой гений декабря, хоть и подрастерял свою популярность, до сих пор не дождался публичного осуждения от своих коллег – либералов. 
 
Сергей Удальцов в 2007 совершил политическое предательство прямо на съезде коалиции «Другая Россия» – собрал на деньги Гарри Каспарова в Москву своих сторонников, а потом со сцены объявил, что АКМ выходит из коалиции. Заодно Удальцов лично провел в зал провокаторов из Румола. Спустя полгода Сергей заявил: «Кто старое помянет…» и пришел к Каспарову в офис ОГФ, вступать в Национальную Ассамблею.
 
Лев Пономарев. Тут можно не продолжать, всё прекрасно в этом имени и в этой фамилии.
 
Имя легион этим деятелям…
 
Позволю себе короткое отступление. Я так много критикую «болотных» вождей, потому что людей в них вижу. Лживых, неумных, чванливых, эгоцентричных… но людей. Это, черт возьми, наши мерзавцы, человеческие. А Путин и его команда напоминают опасную болезнь, стихийное бедствие, палочку Коху, некую странную инопланетную форму жизни из фантазий Говарда Лавкрафта… От них необходимо избавиться, но к ним нельзя испытывать эмоции.
 
Вернемся к теме. Институт репутации в России отсутствует именно из-за склонности СВОИМ прощать всё. «Хороший ведь человек, с правильными людьми дружат, правильные, рукопожатные вещи говорит...» Над термином «рукопожатность», кстати, в Сети откровенно уже стебутся, и правильно делают. Человек «неправильной» идеологии – нерукопожатен, а свой подлец – рукопожатней некуда. Интересная логика, право. Из области личной порядочности (что важнее!) этот термин сместился в область идеологическую.
 
«Как так получается?» – спросил я однажды у знакомого либерала. «Ведь все знают, что господин N – подлец и мерзавец. Тем не менее, вы с ним сидите за одним столом». «К чему выносить сор из избы. К тому же он популярен» – ответил мой собеседник. Но если из избы не выносить сор, она переполнится мусором. Фишка в том, что популярность господина N основана на молчании его соратников, не говорящих о нем то, что думают! Получается замкнутый круг. N популярен, потом что о нем не говорят правды. А не говорят правды, потому что популярен.
 
Сказанное о либералах (у них больше вождей, и они больше на виду) можно применить к организациям всего политического спектра – посмотрите, к примеру, на Рогозина. Тот же Немцов, только в профиль. 
 
«Протест слит, нужны новые лидеры», – эта мысль в Интернете стала общей. А откуда им взяться, новым, если места заняты старыми лидерами, которые не сойдут с пьедестала, пока их личные и профессиональные, как политиков, качества остаются фигурой умолчания. Пока им прощают их преступления и их ошибки.
 
Прощают, кстати, не только лидерам. В оппозиции хватает людей, про которых ну точно известно, что они провокаторы. Нет, заклеймить можно любого. Трудно найти известного человека, которого по злобе, зависти, глупости или просто от нечего делать не обвиняли в работе на органы / администрацию президента / Моссад / ЦРУ / Свидетелей Иеговы / марсианскую разведку. Но ведь есть и настоящие, установленные провокаторы. Про которых известны не подозрения, но ФАКТЫ. 
 
Так нет же – допускают подобных во всевозможные оргкомитеты, доверяют устраивать акции. А к факту установленной провокаторской деятельности относятся как к общеизвестному адюльтеру – все всё знают, но публично упоминать эту тему не принято, да и кто не без греха… Между тем, кто опаснее для политической организации – плохонький лидер или добротный провокатор – это тема для диссертации. 
 
Торжествующее всепрощение для СВОИХ тьмой накрыло русскую оппозицию.
 
У оппозиционера должно быть горячее сердце, но холодная голова, так что оставьте запас прощения для семьи, друзей и близких. К своим политическим соратникам стоит относиться так, как они этого заслуживают. 
Все статьи
о проекте editor@rusvesna.ru