Все понималки

Сергей Аксенов, 5 ventose, 225 год Республики
Без «Памяти»
«Общество «Память» — красная власть…», — пел когда-то Егор Летов. В его знаменитом альбоме «Все идет по плану» этой исторически первой в новейшее время организации русских националистов была посвящена отдельная песня.
 
Теперь в издательстве «Центрполиграф» вышла и книга о «Памяти» — «Черная дюжина». Ее автор, Игорь Молотов, продолжая традиции таких авторов издательства как Эдуард Лимонов и Александр Проханов, безжалостно препарирует объект исследования, предоставляя читателю возможность самому судить и давать оценки этому многогранному явлению.
 
Чернорубашечники главного «памятника», Дмитрия Васильева, появились еще при советской власти. Ржа перестройки уже подтачивала мощное здание СССР — нашего Древнего Рима. В некогда идеологически строгом, вышколенном государстве вдруг стало позволено слишком многое. Так на базе довольно беспонтового Всероссийского общества охраны памятников и возник орден русских православных монархистов, известный как «Память». Долгие годы именно «Память» была главной страшилкой для новоявленных советских демократов. Позже его сменило более подходящее на эту роль военизированное РНЕ.
 
У «Памяти» в русской истории были свои предшественники. В начале XX века это, конечно, черносотенцы. Придирчивый критик начнет вопить о различиях, однако глядя здоровым, не испорченным образованием взглядом, сразу увидишь общее. Страсть к черному цвету и форме — лишь внешнее сходство. Глубинным, действительно фундаментальным, общим признаком является махровый антисемитизм адептов. Народный и искренний в случае малограмотных черносотенцев и немного книжный интеллектуальный в случае «памятников».
 
Профессия вождя современных чернорубашечников («Дим Димыч» был театральный актер) обязывала. Своеобразным «евангелием», священным писанием «памятников» была знаменитая фальшивка — «Протоколы сионских мудрецов». Впрочем, неистово верующим достоверность источников обычно не важна. Последнее обстоятельство, пожалуй, основная претензия к «Памяти». Как бы ни было сладко винить во всех бедах и неудачах русского народа «сионистов», подобное мировоззрение не может быть основой здоровой нации. Именно такой точки зрения всегда придерживались нацболы.
 
Если твой народ настолько слаб, что позволяет из века в век садиться себе на шею ушлым торговцам из еврейских местечек, остается только посыпать голову пеплом и сдаться. На это обстоятельство, кстати, в своё время обратил внимание патентованный враг России, но весьма неглупый человек — Уинстон Черчилль. Он резонно заметил, что среди его соотечественников-англичан антисемитизм отсутствует ровно потому, что они не считают себя хуже других. И преисполненные высокомерия покоряют мир. «Памятники» предпочитали стенать, жаловаться, страдать, но так и не отважились действовать от имени русских наступательно.
 
Еще одна претензия к воинству Дим Димыча — латентный сепаратизм их идеологии. Подогревая этнический русский национализм, «памятники» волей-неволей противопоставляли русское ядро СССР всем остальным его жителям. Политическое воплощение такая позиция получила позже, когда Борис Ельцин возглавил бунт РСФСР-России против всего остального Союза. В результате под соусом беловежских соглашений русскую цивилизацию в ее советской форме расчленили, ослабили, а русский народ оказался самым большим разделенным народом в мире. Если национализм нацболов был и есть имперский, собирательный, то национализм «памятников» в эпоху СССР был в чистом виде деструктивным, разрушительным явлением.
 
Означает ли это, что «памятники» не имеют права на место в Истории? Конечно, нет. Что было, то было. Надо изучать. Поэтому и книга — «Черная дюжина». «Мавры» сделали свое дело и ушли. Дмитрий Васильев из жизни, его бывший соратник, глава РНЕ, Александр Баркашов с политической сцены. Оба уступили место более современным представителям русского национализма — нацболам в среде патриотической оппозиции и чекистам во власти.
 
Антагонисты в актуальной внутренней политике, во внешней и те, и другие движутся параллельным курсом. Результат: Крым — наш, российский. Республики Донбасса, пусть пока и частично, тоже. Вековечные интересы русской цивилизации отстаивают порой очень разные силы, но результат неизменный — великая и сильная Россия. Сейчас уже без «Памяти».
Все статьи
о проекте editor@rusvesna.ru